Asio (asia_datnova) wrote,
Asio
asia_datnova

Category:

Физика? Лирика!..

Профессор сидел за столом задумавшись и подперев подбородок рукой. За окном рассеянно падал снег. По крыше соседнего дома деловито ходила угольная ворона. Профессор выглядел как человек, знающий все обо всем на свете и потому не ждущий от жизни ничего хорошего.
В дверь робко постучали, в аудиторию просунулась кудрявая голова.
- Войдите, - тускло сказал профессор и поджал губы.
В аудиторию вошла Алиса, студентка первого курса. Алиса была похожа на куклу в шуршащей обертке. С ее появлением в воздухе возник аромат туберозы, конфет с ликером и еще чего-то приятного.
Профессор поморщился. Он не любил учить студентов – всех этих шумных, горластых здоровяков, этих девиц, напропалую флиртующих с однокурсниками.
Алиса прошествовала к первой парте, села, оправляя платье и прическу, и приняла раздражавший профессора раскаивающийся вид.
- Не притворяйтесь, - сказал профессор. – Я все равно не поверю, что вам очень жаль.
- Но, профессор, - сказала Алиса, - мне правда жаль, простите, что я пропускала ваши лекции.
- Прогуливала, - сказал профессор и горько улыбнулся.
- Прогуливала, - легко согласилась Алиса.
- Если вы будете продолжать в том же духе... – профессор встал и нервно прошелся по аудитории. - Хорошо, - сказал он, - готов признать, некоторые аспекты моих лекций могут казаться скучными. Но в конце концов, вы пришли сюда учиться, причем сознательно. Вы, надеюсь, сами выбирали институт? Конечно, мой предмет не профильный, и тем не менее – от оценки по предмету зависит ваш общий балл за весь год. А значит, перевод на второй курс. И у меня есть все основания поставить вам неуд.
- Но профессор!.. – Алиса скорчила умоляющую гримасу.
- Неужели мальчики и свидания – это все, что вас интересует? – профессор почувствовал, что голос его дрожит от возмущения. - Хорошо, вы молодая девушка... Причем вы неглупая девушка, так что могли бы понять, что бесполезно приходить ко мне на зачет в мини-юбке. Конечно, мне ничего не стоило бы поставить вам тройку. Меня беспокоит другое... Скажите, зачем вы решили учиться? Вы не думали, что своим присутствием в институте лишаете шанса человека, которому знания необходимы? Человека, которому сравнительная филология нужна как воздух?
- Но профессор, - подняла брови Алиса, - вы несправедливы! Во-первых, я многому у вас научилась...
- Как же, - хмыкнул профессор.
- А во-вторых, я пропускала ваши лекции по уважительной причине.
- И сейчас, как я догадываюсь, уважительная причина ждет вас за дверью? – скривился профессор.
- Что? А, да... Я имела в виду другое. Я должна вам признаться... Ваши лекции так заинтересовали меня, что я взяла на себя смелость заняться сравнительной филологией самостоятельно.
- Это так теперь называется, - поджал губы профессор... – И каковы ваши успехи? Может быть, у вас есть что мне продемонстрировать? Может быть, вы готовы к зачету? Ну давайте, удивите меня.
- Видите ли, профессор... – Алиса достала сумочку и стала рыться в ней. - У меня есть одна теория... Если позволите, я ее изложу.
Профессор посмотрел на часы. День близился к вечеру, дома профессора ждала тишина, по крайней мере, там можно было завернуться в плед и выпить чаю.
- Хорошо, - вздохнул профессор, - у вас с вашей теорией есть сорок минут. Потом я вынужден буду вас покинуть.
- Годится, - кивнула Алиса, и волосы ее затанцевали, как медные пружинки. - Во время одной из лекций вы как-то сказали, что в ничтожно малом фрагменте текста содержится все произведение, его основная идея, отраженная как в капле воды. Что по одной строчке можно все сказать о стихотворении, что каждая сцена пьесы – это вся пьеса в миниатюре, что одно слово из любого языка уже говорит об особенностях мышления его носителей...
- Я так сказал? – поднял брови профессор. – Однако!..
- Для сравнения вы упомянули атомы. Или молекулы? Впрочем, не важно. И тут я задумалась. Ваша мысль – гениальная мысль! – не давала мне покоя. Я размышляла над вашими словами, как вы учили – от частного к общему. Быть может, подумала я, всё в мире похоже на всё, все содержится во всем?
- Это не ново, - профессор достал клетчатый платок и тихо высморкался.
- Вначале кажется так, - кивнула Алиса. – Но давайте разовьем эту тему. Что, если Бог, создав мир, составил для нас некий кроссворд, разгадывая который, мы сможем понять самое себя? Я огляделась вокруг. Повсюду в мире я увидела оставленные для нас подсказки. Возьмем кошку, - развела ладони Алиса, и профессор вдруг живо представил себе урчащую рыжую кошку у нее на коленях. – Что имел в виду создатель, создавая кошку? Падая, она всегда приземляется на четыре лапы. Не значит ли это, что кошка – суть метафора поведения, приличествующего человеку в кризисных ситуациях? А может быть, это обещание?.. Верующие разных конфессий по-разному описывают Бога, но говорят они об одном и том же. Математики представляют мир в математических формулах, физики составляют своды законов, мы изучаем слова... Но ведь законы мироздания – одинаковы и для физиков, и для математиков, и для филологов. Не ищем ли мы все одно кодовое слово, - то есть это для нас истина принимает форму слова, как для математика и физика –формулы...
- Ну-ну, - сказал профессор и схватился за подбородок.
- Самое интересное в этой шараде – то, что она одновременно технократична и гуманитарна. Иными словами – поэт может понять ее так же правильно, как математик. А значит, мне вовсе не обязательно знать физику, математику и тригонометрию, как не обязательно знать филологию, достаточно лишь моих естественных склонностей, чтобы нащупать разгадку.
- То есть вы имеете в виду, что учиться вам не обязательно, - ядовито сказал профессор. – Удобная теория.
- Но ведь раньше существовали люди, - возразила Алиса, - которые не знали ни физики в ее современном виде, ни математики, ни филологии, а всё же они как-то жили... Неужели вы думаете, что Бог ждет от нас особых познаний, прежде чем сможет открыть нам суть? Перед нами лежит целый мир, с заключенной в его сердцевине тайной. Меня интересует эта тайна, а значит, меня интересует совокупность всех знаний, потому что я хочу видеть картину в целом, а не ее фрагменты – ну знаете, как в альбомах иллюстраций, все эти странные придумки с укрупнением деталей?.. Я полагаю, истину нужно искать в точке пересечения всех теорий.
Алиса извлекла из сумочки и положила перед собой на парту пособие по физике для поступающих в вузы.
- Что это, физика? – изумился профессор.
- Лирика, – ответила Алиса. - Я думала, думала... И однажды меня осенило: так значит, я могу начать распутывать клубок с любого конца? Если все в мире содержится во всем, может быть, в поэзии зашифрованы основные законы мироздания, вплоть до тех, что еще не были открыты? В конце концов, поэты много знают об этом мире, потому что они умеют наблюдать...
– Не понимаю, какое это имеет отношение к моему предмету... – сказал профессор и потер нос.
- Если это так, - продолжала Алиса вкрадчиво, - закон должен действовать и в обратную сторону. Если бы, читая учебник физики, я обнаружила в нем поэзию, я сочла бы это доказательством.
- И что же, вы прочли учебник физики?.. – придвинулся ближе профессор, нечаянно наступив Алисе на ногу. – Признаться, сам я не открывал его со школы... Однако странно, что вы вообще в состоянии читать какие-либо учебники.
- Первый семестр я посвятила поиску физики и геометрии в литературных источниках. Это было необходимо для сбора статистики. – Алиса выдержала многозначительную паузу.
- Давайте дальше про учебник, - махнул рукой профессор.
- Итак, возьмем пособие по физике. Многие вопросы изложены в нем недостаточно глубоко и даже поверхностно. И тем не менее, я обнаружила здесь не меньше философии и чувств, чем в дешевом романе с пестрой обложкой...
– Что вы говорите, - сказал профессор. – Например?..
- Откроем наугад, - сказала Алиса и открыла книгу. - Цитирую: «Материальная точка. Материальной точкой считается любое тело, размеры которого в рассматриваемом явлении несущественны, и ими можно пренебречь». Уже одна эта фраза много говорит душе человека подготовленного. Действительно, так ли значим наш социальный статус и физиологические особенности? И далее: «Одно и то же тело в одних условиях можно считать материальной точкой, а в других – нельзя». Допустим, когда вы находитесь в статусе учителя и читаете лекцию, а я сижу на задней парте – мы обречены на довольно унизительные отношения и по сути не являемся сами собой. И совсем другое дело - сейчас. В данную минуту у меня гораздо больше оснований считать вас материальной точкой.
- Алиса, я польщен, - сказал профессор.
- Конечно, вы можете возразить, что эта аллегория притянута за уши. Но пойдем дальше. Глава вторая. Динамика. «Свободным считается тело, не взаимодействующее с другими телами, которое покоится и движется прямолинейно и равномерно». Как я могу понять эту фразу? А так, что по определению я свободна: во-первых, я, как видите, абсолютно спокойна, во-вторых, предельно прямолинейна, и я медленно двигаюсь к собственной цели. И все это - несмотря на угрозу проваленной сессии.
- По-моему, свободу, - возразил профессор, поневоле втягиваясь в дискуссию, – человек получает тогда, когда все дела уже сделаны и можно гулять со спокойной душой.
- В таком случае свобода редко бы нам перепадала, - возразила Алиса. - Напрасно вы ставите ее в зависимость от внешних факторов, в то время как свобода, говорит нам физика, равнозначна покою, то есть умиротворению, и является его необходимой составляющей. Цитирую: «С точки зрения первого закона Ньютона состояние движения свободного тела с постоянной скоростью эквивалентно состоянию покоя в том смысле, что оно является естественным, не требующим никакого объяснения, никакой причины». Не правда ли, успокаивает? Пожалуй, это один из моих любимых абзацев.
- «На свете счастья нет, но есть покой и воля»... – машинально пробормотал профессор.
- Вот видите, вы начинаете понимать! – обрадовалась Алиса. - Идём дальше. Вопрос свободы мучил многих философов, но только физики дали на него вразумительный ответ. «Но как можно убедиться в том, что тело действительно свободно? Известно, что взаимодействия между телами убывают с увеличением расстояния. Поэтому можно считать, что тело, достаточно удаленное от других тел, практически не испытывает взаимодействия с их стороны, т.е. является свободным».
- Ну знаете, Алиса, - пожал плечами профессор, - из этой сентенции следует только, что для обретения свободы мы все должны уйти в монастырь.
- «Реально условия свободного движения могут выполняться лишь приближенно, с большей или меньшей точностью», - грустно признала Алиса. – Такова жизнь.
- Странно слышать от вас подобные мысли, - сказал профессор, - ведь иногда я сам думаю, что... а, не важно... – Профессор задумался, потом хмыкнул. – На минуту я забыл, что вы просто морочите мне голову. Хотя я понимаю вас - нехорошо заставлять молодого человека ждать долго. Он ведь ждет вас?
- Допустим, ждет... – удивилась Алиса, - и что с того?.. Закон всемирного тяготения. Открыт еще Ньютоном. Между прочим, вы заметили, что на Ньютона упало именно яблоко?.. По этому поводу у меня тоже есть закладка... Вот: «Когда тела проходят мимо друг друга, - прочла она наставительным тоном, - они взаимодействуют между собой, и результаты такого взаимодействия могут быть самыми разными: тела могут соединяться вместе в одно тело, - Алиса многозначительно взглянула на профессора, и он почувствовал, что краснеет, - и в результате соударения могут появляться новые тела, - ну, это пока ни к чему... Где-то тут было... А, вот, - может случиться и так, что после взаимодействия тела вновь расходятся без изменения своего внутреннего состояния». Как это, увы, чаще всего и происходит. Броуновское движение. Встретились, переспали, разбежались.
- Алиса, ну что за гадость? – поморщился профессор. – Вы ведь красивая молодая девушка... В конце концов, черт с ней, с филологией, но что вы говорите? Вы, извините, понимаете все как-то слишком...
- Прямолинейно? – сказала Алиса.
- Алиса, - сказал профессор торжественно, сделав серьезное лицо, - девочка моя, поверьте... ээээ... секс... отнюдь не самое главное в отношениях между мужчиной и женщиной.
- Надо же!.. – хмыкнула Алиса. – Вы говорите, как мой отец. Кстати. По этой теме у меня тоже подобраны цитаты... «Внутреннее напряжение тела прямо пропорционально его относительному удлинению... - Относительному, да уж... - Три вида трения при контакте: трение покоя, трение скольжения и трение качения...» Не говоря уж об упругих деформациях. Очень упругих.
Профессор растерянно потер бровь.
- Но, - продолжала Алиса, - это только часть теории, что же касается целого... Лично я полагаю, что отношения между мужчиной и женщиной – как раз нечто вроде вечного двигателя. И кстати, уже не из школьной программы: вы знаете, существуют некие мельчайшие частицы, которые называют кварками. Мне рассказывал про это один знакомый физик. Оказывается, между кварками существуют очень прочные связи, невидимые глазу. И физики ради эксперимента зачем-то растаскивают эти кварки. Что самое интересное, чем дальше они растаскивают кварки, тем большее возникает между ними притяжение. Говоря об этом, я как раз вспоминаю, что меня через двадцать минут будет ждать в коридоре один человек... Глядя на вас, - сказала Алиса и пристально посмотрела на профессора, - я могу заключить, что с женщинами вам в этой жизни не очень-то повезло. Вы меня извините, профессор. Но вы всегда какой-то напряженный. Я уж и так, и эдак... Кто положил вам конфеты в карман пальто? А кто в гололед посыпал дорожку до института песком?
- Алиса, деточка... – сказал профессор, чувствуя, что не в силах возмутиться.
- И вообще – чем вы занимаетесь, профессор? Вы ведь хотели написать научную работу. А что вместо этого? Почему бы вам не взять творческий отпуск? Вам ведь, извините, сколько лет? Сорок пять? Знаете, как это называется в физике? Период полураспада. Сколько времени потребуется вам для окончательного распада?..
- Алиса, - сказал профессор, понимая, что авторитет ему сохранить уже не удастся, - вы, возможно, в чем-то правы... но что же делать? Вы же знаете нашего декана... Полнейшая бездарность, но все у него схвачено – и отпуска, и премиальные, и командировки...
- Тело, - пожала плечами Алиса, - всегда плавает на поверхности жидкости, если его плотность меньше плотности жидкости. Это известный факт. Что не отменяет всего остального. Сопротивляйтесь!
- И как, по-вашему, это должно выглядеть?
- Ну, на этот вопрос у меня есть замечательный ответ. «Прежде всего, определим вторую космическую скорость, то есть минимальную скорость, которую нужно сообщить находящемуся на поверхности Земли телу для того, чтобы оно удалилось на бесконечность. Тело удалится на бесконечность независимо от того, в каком направлении сообщена ей вторая космическая скорость, хотя траектории движения при этом будут, разумеется, разные». Кажется, даже для вас это довольно вежливо.
Я понимаю, профессор, что в вашем возрасте естественно испытывать колебания. Но неужели вы, с вашими способностями, с вашим талантом, согласны на механическую работу? Если вы не решитесь сейчас – в вашей жизни всегда будут одни сплошные среды... Вспомните принцип Ле-Шателье!
- Что еще за принцип Ле-Шателье? – спросил профессор слабым голосом, чувствуя, что сейчас ему станет дурно.
- Очень правильный принцип, - сказала Алиса. – «На внешнее воздействие система ответит таким изменением своей внутренней сущности, которое ослабит это внешнее воздействие». Измените себя, профессор, и жизнь вокруг вас обязательно изменится!..
- Давайте зачетку, - сказал профессор.
Алиса достала красную книжечку, и профессор начертал дрогнувшей рукой : «Пять баллов!» - и поставил внизу свою затейливую подпись.
- Алиса, - сказал он, не глядя ей в глаза и стараясь, чтобы его голос звучал строго, - надеюсь, вы понимаете, что эту оценку я ставлю вам за изобретательность. И что это не отменяет необходимости в дальнейшем посещать мои лекции. Честно признаюсь – мне нравится, что вы мыслите оригинально, – тут профессор понизил голос, наклонился к Алисе и прошептал. – И я рассчитываю, что сегодняшний разговор останется между нами.
- Конечно, - сказала Алиса, глядя на него серьезно. – Я могу идти?
- Идите, - махнул рукой профессор.
Алиса стремительно встала и пошла к дверям, что-то напевая.
- Алиса! – окликнул ее профессор.
Алиса задержалась.
- Что зашифровано в кроссворде? – спросил профессор. – Вы догадываетесь?
Алиса хихикнула.
- Что там гадать, профессор, - сказала она. – Уж я-то точно знаю... – и захлопнула дверь.
Профессор взглянул на часы.
- Вот черт, - сказал он, - держу пари, она даже не опоздала на свидание.
На парте остался забытый учебник по физике.
Профессор сел за парту, по привычке думая о своей хмурой жизни, но закатный луч солнца из окна ворвался в аудиторию и заглянул в глаза профессору, мешая ему сосредоточиться. Тогда он встал, прошелся туда-сюда, глупо улыбаясь, потом подошел к парте, взял в руки учебник физики, открыл его на том месте, где была вложена красивая закладка, изображающая святое семейство, и прочел:
«Теплота – количество внутренней энергии, передаваемой одним телом другому».
- Теплота, - сказал профессор самому себе. – Это ж надо!...

За окном солнце, макнув палец в золотые чернила, оставляло на небе пламенные разводы. Профессор поймал себя на том, что думает он словами. Избавиться от этого было невозможно. Ворона ходила по карнизу и оставляла за собой следы – маленькие треугольные буквы греческого алфавита. В темноте ветвей плелась арабская вязь. Профессор попытался представить себе пересечения слов во вселенском кроссворде - по горизонтали и вертикали. Буквы громоздились друг на друга, точно кубики детской игрушки, превращались вдруг в бабочек и жуков, шевелили лапками... Кроссворд терял форму, теперь он выглядел как дерево со многими ветками, растущими из единого ствола. Профессору почудилось, что пространство сообщает ему некоторое количество теплоты, и благодаря этому он переходит из твердого состояния в жидкое, а затем и вовсе в газообразное. Роящиеся буквы окружали профессора, складываясь в смутно знакомое слово. Профессор сощурился, заморгал и понял: еще одно небольшое усилие – и он сможет наконец прочитать его по складам.




Использованные материалы: Пособие по физике 10-11 классы, 2003, М., «Оникс»
Пособие по физике, 1981, М., «Высшая школа»
Справочник «Весь курс физики. 5-11 классы», 2001, М., «АСТ»
Tags: txt
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments